Горячая линия

077

+7 (917) 937-3-077

Сообщить новость


-1...0°C. Завтра:-5...-3°C

66,70

75,25

Все материалы категории: Статьи "Нижнекамской правды"

В Нижнекамске многодетный отец хочет провести ДНК-экспертизу для установления отцовства

7-02-2019, 07:04

Нашли ошибку в тексте? Выделите и нажмите CTRL+ENTER!

В Нижнекамске многодетный отец хочет провести ДНК-экспертизу для установления отцовства

Заголовок материала в газете: «Чужие родные дети: на комиссии по делам несовершеннолетних были рассмотрены дела 20 семей Нижнекамска»


Когда брак дает трещину, первыми, кто страдает от этого, становятся дети. Некогда родные и близкие люди становятся друг другу чужими. Редкие семьи после развода сохраняют теплые дружеские отношения. Супруги перестают общаться, а дети становятся разменной монетой. Бывает, что проблема не разрешается долгое время, и кто-то из супругов обращается в комиссию по делам несовершеннолетних с просьбой помочь.


Последнее заседание комиссии состоялось в минувший вторник, 29 января. Среди проблемных семей были и бывшие супруги Нестеровы (имена и фамилии изменены – прим. редакции). Они разведены уже полтора года. У них трое детей: тринадцатилетний сын и две дочки шести и пяти лет.


Дети растут без отца, их воспитывает отчим, точнее, сожитель мамы. Папа утверждает, что ему не дают видеться с детьми и не принимают его подарки. Вот как видит эту ситуацию он.


Мнение папы


У Владимира и Елены есть своя квартира, в которой у каждого по 1/2 доли в собственности. В какой момент их брак дал трещину, что стало последней каплей терпения, сейчас сказать трудно. Но развелись супруги в июне 2017 года. Владимир утверждает, что жена «гуляла» от него и вела аморальный образ жизни. Он ушел из семьи. Алименты не платил, но периодически дарил детям подарки. Вскоре у его бывшей жены появился сожитель. Дети стали никому не нужны. Старших взяла на воспитание бабушка (со стороны мамы), а младшая дочка осталась с Еленой.


Владимир, не имея жилья, вынужден был скитаться по квартирам друзей, долгое время жил в гараже, а теперь живет у друга на даче. На жилье, в котором прописаны его дети, он не претендует, хочет лишь одного – чтобы бывшая супруга разрешила ему видеться с ними. Как-то летом он встретился с сыном, и тот пожаловался на то, что в квартире практически ничего не осталось. Быть может, у сожителя мамы пристрастие к наркотикам, поэтому он все продает из дома.


Мальчик переживал, что в квартире остался его велосипед, и вместе с отцом он отправился за ним. В квартиру Ринат (так зовут сожителя) их не пустил. На лестничной площадке разразился скандал, в результате чего Владимир получил травму головы, которую соперник нанес ему молотком. В результате мужчина практически перестал видеть.


Пришлось делать дорогостоящую операцию. Мужчина предъявил документы, подтверждающие факт травмы и стоимость операции. Состоялся суд, который закончился примирением сторон. Владимир простил обидчика. Однако история на этом не закончилась. Теперь ему не давали видеться с детьми. Жена не брала трубку, не отвечала на звонки, отказывалась дать новый номер телефона сына… А алименты… Их не было, хотя оплачивать их он не против. Не раз предлагал бывшей жене деньги, но она отказывалась, несмотря на то, что на данный момент у них накопился огромный долг по квартплате.


Мужчина работает в школе охранником, помогать детям готов и хочет принимать участие в их жизни, а вот дети уже не хотят видеть папу. Старший сын не общается с ним, младшая дочка его боится, а средняя… Она его любит, но практически не видит. Как быть? Он надеялся, что ответ на этот вопрос дадут члены комиссии по делам несовершеннолетних.


Мнение мамы


По словам Елены, ситуация выглядит несколько иначе, чем ее описывает бывший супруг. Да, действительно, до лета 2017 года у них была семья. На троих детей сейчас мало кто из родителей может решиться, а они решились. Рождение каждого ребенка было непростым – это были сложные операции, а перед рождением последней дочкой врачи предупредили, что организм и вовсе может не выдержать такой нагрузки.


Это не остановило родителей, и на свет появилась еще одна лапочка-дочка. Муж воспитывал детей, заботился, помогал по дому. Правда, вспоминает Елена, у него периодически случались вспышки агрессии с поводом и без. Говорила, что в какой-то момент он даже стал поднимать на нее руку. Причина развода была банальна – измены.


– Гуляли мы оба, – говорит Елена. – И он, и я. Устали друг от друга и от видимости семьи.


После развода дети остались с ней. Так и живут: она, сожитель Ринат и трое детей. Бабушка, конечно, помогает. Смотрит за внуками, водит в кружки. Помимо работы в школе Елена подрабатывает и в детском саду, куда ходят ее дочки. Дети заняты делом. Сын увлекается вольной борьбой, занимает на соревнованиях призовые места, играет в игру «Что? Где? Когда?», старшая дочка ходит на платные курсы по подготовке к школе и в кружок по психологии, а младшенькая на аэробику.


Да, были тяжелые времена, говорит Елена, накопился долг по квартплате в 73 тысячи, но в скором времени они планируют его погасить. Зарплата есть, работают оба. Детей одевают и обувают, причем в этом принимает участие не родной отец, а чужой дядя, который привязался к ним, как к собственным детям.


Ситуацию с конфликтом в подъезде Елена прокомментировала так:


– Да, такой случай был. Он пришёл с сыном, стал громко стучаться в дверь, записывая все действия на камеру, начал провоцировать Рината, а тот в это время чинил мебель. Молоток в его руках оказался случайно. Бывший муж схватил на руки младшую, она испугалась, плакала, вырывалась. Сожитель не выдержал. Но суд закончился благополучно. Конфликт был улажен, но с тех самых пор младшая дочка боится отца. Болезненно реагирует на каждый звонок в дверь, боясь прихода папы. А сын не общается с ним, потому что как-то еще до Нового года бывший муж прислал его деду (моему отцу) сообщение со словами, что он не уверен в том, его ли это дети, и хочет провести экспертизу ДНК. Сын увидел и… сделал для себя выводы. Теперь он его и знать не хочет. Да, с днем рождения он детей поздравляет, подарки дарит. Последний раз приносил в конце января сладкие новогодние подарки. Пришел, обнял дочек, а сын к нему даже не вышел. Быть может, он их хотел еще до праздников передать, но был момент, когда мой телефон не работал, и связи никакой не было. Подарки подарками, а вот долг по алиментам от него никуда не ушёл. Специально перед заседанием комиссии я взяла справку у судебных приставов, в которой указана сумма долга по алиментам на момент ее выдачи. Она составляет 132 тысячи 228 рублей. Я не против его общения с детьми, но и жить в постоянном страхе не хочу. Инициатором обращения в КДН (комиссию) была я. Надеюсь, нам помогут разобраться.


Решение


Что было на комиссии – мы можем лишь предположить, так как попасть на заседание по определенным причинам нам не удалось. Однако сразу после нее со мной связался папа и сообщил, что присутствующие, выслушав обе стороны, порекомендовали осуществлять платежи по алиментам почтовыми переводами, а также при необходимости сделать ДНК-экспертизу для установления отцовства.


– Будете делать? – поинтересовалась я. – Ведь эта услуга сейчас дорого стоит.


– Буду, – ответил Владимир. – Порядка 12 тысяч на каждого ребёнка. А куда деваться? Другого выхода нет.


Всего на заседании межведомственной комиссии в этот день было рассмотрены дела около двух десятков семей. Кто-то пришел в неполном составе, кто-то и вовсе не явился. Кстати, на заседании была рассмотрена и история трехлетней девочки, оставленной пьяной матерью возле магазина на улице Гагарина, о которой мы писали в одном из прошлых номеров «НП». По словам исполняющей обязанности начальника отдела опеки и попечительства исполнительного комитета НМР Натальи Шибаевой, на сегодняшний день несовершеннолетний ребенок передан на дальнейшее воспитание и содержание родному отцу. Он имеет положительную характеристику, работает и имеет достаточный доход, чтобы содержать себя и свою семью.


За каждой такой историей стоят судьбы детей, их боль, переживания, слезы, обиды. Причиной, как показывает практика, становится неумение и нежелание родителей договариваться и находить общее решение проблем после расторжения брака. А было бы лучше, чтобы разводов и вовсе не было, чтобы дети росли в полных семьях, в любви и согласии. Но суровые реалии жизни таковы, что разводы сейчас становятся нормой, а чувства и переживания детей отходят на второй план, если и вовсе не на последний…

0

Нравится

0

Не нравится
1 294 0
  • Комментировать

НА ЗАМЕТКУ