Горячая линия

077

+7 (917) 937-3-077

Сообщить новость


+5...+13°C. Завтра:+9...+17°C

64,54

71,97

Все материалы категории: Статьи "Нижнекамской правды"

Исполнилось 54 года со дня выхода в свет первого номера «Нижнекамской правды» («Ленинской правды»)

1-05-2019, 19:54

Нашли ошибку в тексте? Выделите и нажмите CTRL+ENTER!

Исполнилось 54 года со дня выхода в свет первого номера «Нижнекамской правды» («Ленинской правды»)

Наш корреспондент встретился с бывшим редактором газеты «Ленинская правда» Александром Никоновым и попросил его рассказать об одном аспекте: насколько популярна была раньше критика в газете и подвергалась ли критике сама газета со стороны чиновников.


Итак, первый вопрос:


– В газете «ЛП» систематически публиковались критические материалы и отклики на них под рубриками «Газета выступила. Меры приняты». А что, разве без критики нельзя было обойтись? Это же, наверное, вызывало недовольство, обиду тех, кого вы критиковали?


– Были и рассерженные, ходили жаловаться на газету в горком, особенно высокомерные руководители. Но ведь критика – не самоцель. Её главным мотивом были благие намерения. Старались преподносить материал конструктивно и тактично. Поводом для критики были и личные обращения читателей, которые считали, что их вопрос можно и обязаны решить только здесь, хотя и приходили не по адресу. Редакция не «футболила» их (это же свои читатели!), нередко решала возникшие проблемы и без публикации жалоб.


– Интересно, как это вам удавалось делать, ведь всё равно вы не могли обойтись без вмешательства или хотя бы консультации с теми людьми, на которых жаловались ваши посетители?


– Согласен с вами. Надо выслушивать не только одну, но и другую сторону. Мы так и делали. Приведу один забавный случай. Как-то заходит в мой кабинет женщина и выкладывает на стол батон. Спрашивает: «Это что?» Отвечаю: «Батон». Раскрывает его и опять вопрос: «А это что?» Говорю удивлённо: «Воробей, как он сюда попал?». – «Вот и я хотела об этом узнать». Что ж, давайте узнаем. Звоню технологу хлебокомбината, приглашаю в редакцию. Рассказывает: «Знаете, у нас в цехе много воробьишек летает, мы не знаем, что с ними делать. От тестомешалок идет дрожжевое испарение, они пьянеют и падают прямо в тесто, а машина это не может видеть, она их запаковывает». Делаю заключение: «Надеюсь, что вы сможете разобраться в этом деле на месте с участием нашей посетительницы». – «Конечно-конечно». Забирает с собой женщину и уезжает. Буквально через час звонит моя жалобщица: «Спасибо большое, как вы здорово помогли мне. Какой только выпечки мне не надавали, да ещё домой привезли на машине!» А на очередном деловом понедельнике встречает директор: «Хорошо, что вы так поступили – позвонили нам, а то греха не оберёшься, было бы шуму после публикации на весь город. Воробьишек мы всех отстрелили, всё в порядке». Вот так и решилась проблема – бесконфликтно и даже полюбовно. Дело сделано, все довольны.


– А всегда ли были довольны газетой ваши учредители? Вы не набивали себе шишек?


– Скажу больше. «Руководили» газетой не только учредители. Порой даже и не угадаешь, откуда полетят в тебя стрелы. Однажды приехал в Нижнекамск заведующий отделом пропаганды обкома партии. Не знаю, с какой целью была его командировка, но «Ленинскую правду» он штудировал целых два дня, а потом пригласил меня в горком на «собеседование». По его мнению, газета вообще отошла от реальной жизни, в ней совершенно нет материалов по соцсоревнованию между трудовыми коллективами, и по газете не видно, чем живёт город. На первом плане здесь не деловые материалы, а только кроссворды да анекдоты (в то время наша пятиразовая газета один раз в неделю отводила на последней странице 4 колонки под рубрику «В субботний вечер»). А потом был финал. По итогам года нижнекамская «ЛП» заняла первое место во Всесоюзном конкурсе городских и районных газет по освещению социалистического соревнования.


– Как-то в газете в своём материале вы назвали председателя горисполкома Ф. Багаутдинова главным идеологом города. Что бы это значило?


– Некоторые чиновники считали, что если учредители газеты – горком и горсовет, то каждый из них может давать свои указания редакции. А однажды вообще произошёл парадоксальный случай. Захожу в кабинет, а на столе – официальная телефонограмма за подписью какого-то председателя постоянной комиссии горсовета с извещением, что согласно плану их комиссии я должен прибыть завтра с отчётом об освещении в газете какой-то проблемы. Моя реакция на такое «приглашение» была нулевая, а через некоторое время встречает меня председатель горисполкома Ф. Багаутдинов и говорит, что ему поступила жалоба на срыв заседания постоянной комиссии по вине редактора. А сам улыбается, ждёт, что я скажу. Говорю, что я не в состоянии и не обязан по каждой телеграмме делать отчёты везде и всюду, а вот если бы председатель предварительно посоветовался со мной, то я бы предложил ему собраться всей комиссии в редакции за чашкой чая, показал бы, как делается газета, и ответил на все интересующие её вопросы. 


– Молодец, – подав мне руку, сказал Фарит Бадретдинович, – надо учить и депутатов. 


Но это просто один, не самый существенный момент по отношению Ф. Багаутдинова к прессе. Он для меня всегда был первым советчиком, искренне болеющим душой за газету.

1

Нравится

0

Не нравится
Добавьте нас в свои источники:
809 0
  • Комментировать

НА ЗАМЕТКУ