Горячая линия

077

+7 (917) 937-3-077

Сообщить новость


+17...+25°C. Завтра:+14...+24°C

62,83

70,61

Когда воля страшнее неволи: многим нижнекамцам свобода не по душе

19-06-2019, 12:38

Нашли ошибку в тексте? Выделите и нажмите CTRL+ENTER!

Когда воля страшнее неволи: многим нижнекамцам свобода не по душе

«Украл, выпил – в тюрьму. Романтика!» – говаривал герой известного советского фильма. Только не всех вышедших из мест не столь отдаленных привлекают тюремная романтика и перспектива вернуться за «колючку».


Некоторые начинают новую жизнь, находят работу, женятся. Но довольно часто многим отбывшим наказание свобода оказывается не по душе.

 

Чем больше срок, тем меньше шансов


Около десяти лет назад Евгений Зайцев (имя и фамилия изменены) попал в исправительную колонию Менделеевска. Отсидел он там три года за то, что с приятелями потрошил чужие автомобили. Дома его ждали жена и маленький ребенок. Вернувшись, Евгений стал налаживать жизнь на воле. Хоть и не сразу, нашел работу автослесаря в мастерской. Вскоре у него родился второй ребенок. К криминальному прошлому нижнекамец больше не возвращался. 


Чего не скажешь о другом жителе нашего города. На счету 52-летнего Сергея шесть «ходок» и все за убийства. На работу он после последней отсидки устроиться не смог – мешал не только ярлык рецидивиста, но и пристрастие к алкоголю, а также проблемы со здоровьем, появившиеся за годы, проведенные за решеткой. 


В общем, не все бывшие осужденные возвращаются к нормальной жизни. Как рассказала нам руководитель центра психолого-педагогической помощи «Эйдос» и депутат Нижнекамского городского Совета Екатерина Юртаева, чем больше срок, проведенный в местах лишения свободы, тем меньше шансов начать нормальную жизнь. К ней, как к депутату и психологу, в последнее время стали обращаться родственники бывших осужденных. 


«Целенаправленную работу с освободившимися мы, конечно, не ведем. Это и не в нашей компетенции, – рассказала она нашей газете. – К нам приходят родители, жены, другие родственники бывших осужденных. Они обращаются за психологической поддержкой для себя, так как не только освободившийся человек боится той жизни, которая его ждет, но и родственники не знают, как себя вести, чем ему помочь. Жизнь после лишения свободы очень сложная не только в материальном, но и психоэмоциональном плане. Законы у нас меняются быстро, бывает так, что они сели за решетку в одной стране, вышли в другой. Для мужчин критический стаж, после которого им сложно адаптироваться, составляет примерно три года, для женщин и подростков – полтора. Сейчас я оказываю помощь пятерым нижнекамцам, которые недавно вышли из колонии.


Это мужчины от 28 до 36 лет, у всех статья 228 – приобретение и хранение наркотиков. Причем это люди сами их не употребляют, на учете у нарколога не состоят. Началось все с того, что в конце прошлого года ко мне обратилась мама осужденного. Ее сын отсидел три года в колонии № 4 и на свободе столкнулся с тем, что не мог найти работу. Конечно, на градообразующие предприятия таких не берут, в бюджетные учреждения с детьми – тоже. Очень важно в короткий срок после освобождения взять его в руки, сопровождать. Внешний мир для них враждебен, поэтому они, как малыши, с открытым ртом смотрят на тебя, идут за тобой. Позвонила я в одно предприятие в промзоне. Сразу обозначила проблему.


Там молодого человека пригласили на собеседование. До колонии парень учился на повара, но диплом не получил. Сейчас этого учебного заведения уже нет. Мы разыскали архив училища, обратились туда за дипломом. Но, как оказалось, у молодого человека испорчен паспорт. Стали восстанавливать документ. До того случая я не знала, как это тяжело: надо идти в газету, давать объявление, потом газету принести в учебное заведение. Даже для меня, человека привыкшего, было некомфортно ходить по кабинетам. В общем, парень получил диплом, паспорт. Его устроили на работу бетонщиком.


Еще будучи в колонии, он получил специальность крановщика, обучили его и на предприятии. Сейчас он не просто бетон заливает, но еще и на кране работает. Я периодически созваниваюсь с родителями, у молодого человека все хорошо. У него были знакомые, которые освободились позже него. Им я также оказывала поддержку. Не только им, но и их родственникам, так как от них зависит, как пройдет адаптация бывших осужденных».


На свободу – с профессией и гарантиями


Наша собеседница отметила, что работа по ресоциализации бывших осужденных должна быть комплексной с межведомственным взаимодействием. В нашем городе в рамках своих полномочий этим занимаются Центр занятости, Управление социальной защиты, кроме того поддержка бывшим осужденным оказывается в центре помощи семье и детям «Веста». 


«Эта работа носит заявительный характер, – рассказала Екатерина Юртаева. – Человеку нужно самому прийти, например, в «Весту», заявить о том, что нуждается в помощи. Там окажут юридическую помощь, помогут восстановить документы, напишут ходатайства, поспособствуют выделению материальной помощи. При этом человек должен выполнить определенные условия: устроиться на работу и так далее. У многих бывших осужденных нет жилья. Как вариант, можно устроиться в сферу ЖКХ. Там всегда не хватает рабочих рук, и на время трудоустройства выделяется жилье. Также у нас в центре «Эйдос» работает телефон доверия, проконсультироваться можно по номеру 8(8555) 42-69-23. Но все это крупицы. Цельной работы в стране не ведется. Чтобы сформировать муниципальную программу, нужно опираться на федеральное законодательство». 


По статистике Судебного департамента при Верховном суде РФ, треть всех преступлений совершается рецидивистами. Здесь стоит вспомнить трагедию, которая в начале прошлого года потрясла всю республику. На лыжне недалеко от базы «Алмаш» Даниил Котенев, уже имевший за плечами две судимости, жестоко расправился с 28-летней Гульшат Котенковой. 


Вопрос социальной адаптации бывших осужденных и профилактики рецидивов не раз поднимался на федеральном уровне. Так, в 2018 году в Общественной палате РФ прошел круглый стол на тему «Подготовка к освобождению и последующая ресоциализация осужденных как элемент безопасности и стабильности общества».


По данным Федеральной службы исполнения наказаний, ежегодно из учреждений ведомства выходит от 20 до 30 тысяч человек. Таким образом, перед таким количеством людей стоит вопрос возвращения к нормальной жизни в обществе. На круглом столе было предложено разработать программу реабилитации, в которой наравне с государством участвовали бы некоммерческие организации и бизнес. Принявшие участие в заседании депутаты


Госдумы отметили тенденцию к росту рецидивов и заявили о том, что на федеральном уровне рассматривается вопрос о принятии закона о социальной адаптации людей, вышедших из мест лишения свободы. Участники круглого стола отметили, что ключевая роль в работе с осужденными все же принадлежит Федеральной службе исполнения наказания, и нужно уделить более пристальное внимание к подготовке осужденных к свободной жизни, заниматься их обучением и трудоустройством еще до освобождения.

0

Нравится

0

Не нравится
Добавьте нас в свои источники:
800 2

КОММЕНТАРИИ2

  1. Не СССР(( | 20 июня 2019 10:34

    На счету... шесть «ходок» и все за убийства.

    1. Вася | 21 июня 2019 08:54

      Да он должен был уже пожизненное получить за 6 убийств, это какие же сроки дают за убийство человека по 5-6 лет? Ну и законы...

  • Комментировать

НА ЗАМЕТКУ