ТАТ

+7 (917) 937-3-077

Литературная гостиная. Корочка

Литературная гостиная. Корочка
16-12-2021, 14:20
1 282
0

Третья сигарета подряд не успокаивала. Наоборот, плотно стягивала дымными кольцами тоску в крепкий шершавый узел. Налился свинцовой тяжестью затылок, и гулко ухало в середине груди. Наверное, там, где сердце.

Сергей Иванович, выскочивший в осеннюю мглу, возвращаться обратно не спешил. Да и было бы куда возвращаться! В разговоре шеф был конкретен и прям. Должность завотделом уже не вакантна, а его оклад, согласно новому контракту, становится на пять процентов меньше. «Такие времена», – сказали.

Ещё сказали, что надо потерпеть. Сколько терпеть – не сказали. У Сергея Ивановича одновременно защипало в носу и пересохло в горле. «Уволиться? И кому я буду нужен в свои сорок восемь? Экономист-менеджер! Так и придётся до пенсии шуршать бумагами в офисе на окраине Н-ска.

Перекладывать их и понимать, как резиново растягивается прожитое время. Чувствовать его растущее напряжение и с ужасом ждать, когда же оно не выдержит и с треском лопнет, отправив меня в пугающее небытие!» От обиды Сергей Иванович принялся рассуждать метафорами, но быстро исправился и перешёл на более понятный язык. «Вроде всё, как у людей: дети выросли, жена, дача, машина. Но могла бы и по- другому жизнь-то сложиться?

На какие времена молодость выпала! Перестройка, кооперация. Люди деньги из воздуха делали! А я и не мечтал ни о чём: скорее бы институт закончить и на спокойную работу устроиться. Вот и устроился. Двадцать лет, как влипший в янтарную смолу реликтовый таракан! Тьфу!»

Раздражённо вытряхнув из головы очередной незваный образ, Сергей Иванович опять потянулся за сигаретой и замер.

В лицо ему, со стороны детского сада, внезапно прилетел лёгкий ветерок. Он осторожно коснулся его лица и принёс с собой запахи ужина, точно такие же запахи казённой еды, как и во времена его детства. Словно ничего в детском саду и не поменялось за сорок с лишним лет. И этот нутром знакомый и ненавистный запах обернулся уже не ветерком, а самой настоящей бурей у него внутри. «Вот она – моя первая тюрьма!

Именно там меня и затюкали!» – со звенящей ненавистью подумалось Сергею Ивановичу, враз припомнившему злую воспитательницу, усталую няню и проклятую корочку хлеба. Шустрые дети всегда успевали расхватать куски помягче, предоставляя Серёже давиться жёстким куском с угольно-чёрной кромкой. От таких воспоминаний запах облепил всё лицо Сергея Ивановича, не давая нормально вздохнуть. Мир вокруг завертелся и почернел. «Ну, вот и лопнула моя несчастная жизнь!» – только и успел подумать он, проваливаясь в кружащийся мрак… – Серёжа!

Ты чего в стену уставился? Бери поднос с хлебом и пошли в группу! В останавливающем свой бег мире над ним проступило знакомое женское лицо. Запах еды никуда не делся, а, наоборот, усилился, став при этом неопасным и фоновым. За стеной деловито громыхали кастрюлями. Женщина выпрямилась, внезапно став гораздо выше него, подхватила ведро и уверенно пошла по коридору. Сергей Иванович автоматически взял поднос с раздачи и отправился сквозь детское разноголосье следом за ней.

Он эту женщину помнил очень хорошо. Няня из его детского сада, Ирина Николаевна. Няня Ира. Так не бывает. Так не может быть. Но так было. Голова не болела, в груди не ухало, а сам он был маленький и без живота. Когда шли в группу, Сергей Иванович вертел во все стороны головой, пока случайно не уткнулся в отрывной календарик, висевший в музыкальном зале над фортепьяно. На картинке зависший над тундрой с оленями вертолет, в столбик время восхода и захода солнца и дата.

Третье апреля 1979 года. «Значит, мне шесть лет», – машинально подумалось ему, и в ту же секунду он безоговорочно в это поверил. Поверил разом и без сожаления. Прошлая, прожитая, наверное, неудачно и бестолково, жизнь разом отпустила его. Ушла. Осталась то ли в прошлом, то ли в будущем. Неважно. Уже неважно. Новой жизнью со всем его опытом следовало воспользоваться с умом. «Ну, суки, держитесь!» – ни к кому конкретно не обращаясь, прошептал он. В коротко стриженой голове Сергея Ивановича в этот момент лихорадочно мелькали основные этапы становления рынка в СССР. Вспомнились курсы доллара по датам и даже восхитительное слово «ваучер».

И ещё много чего. За обедом он не спешил. А когда остался, как обычно, с корочкой, то просто отобрал кусок помягче у сидящего рядом Андрюши, снабдив того дополнительно хлёсткой оплеухой. Тот расплакался, а Сергей Иванович, тщательно пережёвывая котлетку, мстительно-мечтательно улыбался и представлял себе свою взрослую жизнь, до которой нужно было еще дорасти. Но он обязательно дорастёт! Не случайно же с ним ЭТО произошло!

«… Переходим к криминальным новостям. По информации городского УВД Н-ска, расстрелянный вчера в парке молодой предприниматель Сергей Иванович Курков пал жертвой так называемой «войны ларьков», связанной с переделом сфер влияния криминальных группировок. И о погоде на завтра…»

Автор: Павел Мохначёв





Добавить комментарий
Ввeдитe послeднюю букву в слове Mocквa
Редакция оставляет за собой право модерировать комментарии, исходя из соображений сохранения конструктивности обсуждения и соблюдения законодательства РФ.

На сайте не допускаются комментарии, содержащие нецензурную брань, клевету, призывы к насилию или совершению незаконных актов, разжигающие межнациональную рознь, возбуждающие ненависть или вражду, унижающие человеческое достоинство.

IP-адреса пользователей, не соблюдающих эти требования, могут быть переданы по запросу в надзорные и правоохранительные органы.