Горячая линия

077

+7 (917) 937-3-077

Рассказать новость


+21...+28°C. Завтра:+19...+26°C

62,29

72,47

Все материалы категории: Статьи "Нижнекамской правды"

Рифкат Гатупов: Я стою на плечах великих

Олег Лукошин // 11-07-2018, 16:25

Нашли ошибку в тексте? Выделите и нажмите CTRL+ENTER!

Рифкат Гатупов: Я стою на плечах великих

Рифкат Гатупов – личность яркая и нестандартная. Аллерголог, психолог, литератор, человек самых широких устремлений и интересов, и все это уживается в нем в высшей степени органично. Мы попытались разобраться в том, что заставляет его постоянно находиться в поиске.


– Рифкат Рифович, как давно Вы в медицине?


– В этом году исполняется 35 лет, как я занимаюсь аллергологией в Нижнекамске, 37 лет – как работаю врачом и 43 года, как занимаюсь медициной. Хотя в медицине, точнее в фармации, я всю свою жизнь, потому что моя мама была фармацевтом, заведующей аптекой, и окружение людей в белых халатах для меня было более чем естественным. Жизнь в Нижнекамске началась для меня с Афанасовской участковой больницы, во врачебной амбулатории которой мы какое-то время жили.


Поэтому первый врач, с которым у меня состоялось близкое, уже сознательное знакомство, это Ф. М. Хайбуллин, хирург, главный врач участковой больницы. Помню, как я прятался от него, когда он обещал надрезать мне уздечку языка, чтобы избавить от картавости. Может быть, и надо было это сделать… Это был замечательный доктор, настоящий земский врач, который не боялся ничего, и всё спорилось в его руках. Второй врач, который впечатлил меня в детстве, это И. Н. Кудашова. Хронический тонзиллит, который требовал хирургической санации по линии военкомата, привёл меня в больницу. Не по своему желанию, конечно. Мне понравились её решительность и уверенность в себе, в своих силах, в своём мастерстве наряду с уважением к пациентам.


– Поэтому поступать Вы решили в медицинский институт?


– Да. В мединституте в Казани было много замечательных докторов-преподавателей. Вернувшись вновь в Нижнекамск, я познакомился с Л. С. Матросовым, главным врачом ЦРБ, принявшим меня сначала в интернатуру, а потом и на работу в поликлинику ЦРБ. Здесь на меня повлияли множество замечательных коллег – главный врач поликлиники А. И. Тупиков, В. Н. Грачёв – заведующий терапевтическим отделением, Г. П. Кубасов – тогда ординатор в стационаре, который помогал нам увидеть смешное в тягостном, учил быстроте мышления и оказанию экстренной помощи, Э. В. Миллер – зав. терапевтическим отделением поликлиники. Это действительно были корифеи!


– Ну а как возникла на Вашем жизненном пути аллергология?


– В 1983 году я поехал учиться аллергологии в Казанский ГИДУВ. На кафедре аллергологии, первой в Советском Союзе, меня встретили очень доброжелательные люди, которые оставили о себе только хорошую память. Это профессор Р. Х. Бурнашева, потом, в 1986 году, профессор Р. С. Фассахов. Кроме всего прочего, мне повезло в том смысле, что группа курсантов была разношёрстной и представляла многие регионы тогдашнего СССР: ТАССР, Мордовия, Якутия, Белоруссия, Севастополь, Оренбург, Курган. Знакомство с разными точками зрения, разными стилями работы в аллергологии хорошо расширяло кругозор.


Надо сказать, что везде, куда бы я потом не ездил учиться, повышать квалификацию на курсах или на рабочем месте, я сталкивался с отличными людьми, которые многое мне давали в плане клинического мышления. Именно потому я могу перевести слова Ньютона, который сказал о своих предшественниках и своих учителях: «Я стою на плечах гигантов…». А точнее, с годами, с постепенно приходящим пониманием того, с кем я общался в своё время, от кого получал знания, умения, я стою на плечах великих. И меня радует, что мои учителя – пусть не гиганты, но тоже реально великие люди, поскольку каждый оставил свой знаменательный след не только в моей жизни, но и в истории медицинской науки.


– Как складывалась на практике Ваша деятельность в качестве аллерголога?


– Г. Г. Исмагилов переманил меня в 1986 году из ЦРБ в медсанчасть «НКНХ», пообещав большие перспективы в развитии аллергологической службы, которые он, к слову сказать, большей частью выполнил. Ну, кроме зарплаты, наверное. Но, как говорится, что смог – то смог. Это талантливый организатор медицины, который построил многое, в том числе больницу №3. То было интересное время – познания и экспансивного роста. Мы тогда реально ощущали себя законодателями медицинской моды, когда даже Казань уважительно снимала перед нами шляпу в лихие 90-е. Тогда было сделано много хорошего для оказания помощи населению. Не всё сейчас сохранилось, к сожалению. Но, как говорится, «лучшее, конечно, впереди!».


– Даже став вполне состоявшимся доктором, профессионалом, Вы на месте не сидели…


– Я много учился в те годы. В Институте профпатологии в Уфе – работе с промышленной вредностью среди работников химкомбината и шинного завода. В Новосибирском филиале АН СССР – работе с дифференциальным микрокалориметром для диагностики лекарственной, грибковой и бактериальной аллергии. Запомнился период в Ленинграде, когда я учился пульмонологии и разгрузочно-диетической терапии в ВНИИ пульмонологии СССР. Обучение в Психоэндокринологическом центре Российской психоаналитической ассоциации в Москве дало новое направление развития, потому что я ещё со времён обучения в КГМИ, хотел заниматься психоанализом, но советская психиатрия как-то разочаровывала.


 

– Мы плавно подбираемся к еще одной Вашей ипостаси – психологии и психоанализу.


– Я поступил, как только появилась возможность, в ВЕИП СПб (первый институт психоанализа в России), став через четыре года психологом-психоаналитиком. А перед этим было увлечение интуитивной диагностикой, вспомогательными методами диагностики и нетрадиционными методами лечения. Оно дало мне возможности к мгновенной постановке диагноза с его подкреплением иридодиагностикой, локальной диагностикой, пульсовой диагностикой, типологической гомеопатией, что я использую каждый день на приёме и в настоящее время.


Обучение в Самаре у известных рефлексотерапевтов – профессоров, отца и сына, В. Г. и М. В. Вограликов, укрепило меня в необходимости применения рефлексотерапии в лечении аллергологической патологии. В 1993 году я попал на международный конгресс «Интерасма-93», который коренным образом изменил мою жизнь. Он позволил выйти на магистраль астмологии и пульмонологии. В то время шло утверждение Международного консенсуса по диагностике и лечению бронхиальной астмы, и я оказался в струе времени.


– Что дали Вам все эти поездки и обучение?


– Всё это вместе взятое помогло соединить в единое целое разрозненные теории о единстве иммунной системы, дыхательного аппарата и желудочно-кишечного тракта, их эмбриональной и рефлексогенной связи, что обеспечило глубокое внутреннее представление, местами переходящее в убеждение, о том, как и чем надо воздействовать на организм пациента в тот или иной момент времени.
Нулевые годы третьего тысячелетия были посвящены обучению в ОППЛ, участию в казанских декадниках и психологических фестивалях в Атлашкине.


Это дало новый импульс для работы в психологических вузах Нижнекамска – МГЭИ и ИЭУП, что, в свою очередь, дало возможность пережить «Психоаналитическую весну в Нижнекамске», обучать студентов психологии и психоанализу, знакомиться с художниками и самодеятельными литераторами из ЛИТО «Данко», чему свидетельства «Вестники МГЭИ», журналы «Психология, психоанализ и психосоматическая медицина», «Нижнекамский медицинский журнал», многие монографии по психологии и психоанализу. В общем, я действительно всегда стоял и стою на плечах великих, тех людей, что много дали в понимании этиологии, патогенеза, патофизиологии, психофизиологии, фармакологии, психосоматики аллергических болезней. И их незримое присутствие даёт мне своего рода «почву под ногами», ощущение того, что я не один, нас много, за мной – опыт и убеждения многих высокообразованных людей.


– Ваше жизненное кредо?


– Я могу нравиться или не нравиться – это дело вкуса, но за то, что я знаю, я могу отвечать. Я не один. Нас много! Умных людей всегда больше.

Тема раскрыта? Пожалуйста, оцените:

Не нравится

0

Нравится
309 0
  • Комментировать

НА ЗАМЕТКУ