Горячая линия

077

+7 (917) 937-3-077

Сообщить новость


+12...+17°C. Завтра:+12...+20°C

73,78

86,83

Тагзима Милицкая: «Я храню справки из госпиталя, испачканные его кровью»

, 09:21

Нашли ошибку в тексте? Выделите и нажмите CTRL+ENTER!

Фото: из личного архива Т. Милицкой

Мои родители поженились в 1936 году.  В 1938 году у них родился первенец Фарит, в 1938 году – второй сын Шагит, а в 1941 году началась война. Второго августа папа Гиниятуллин Нурулла Гиниятуллович ушел на фронт.


Необстрелянные…


Провожали его из Бугульмы. Он был зачислен в 533-й пограничный отряд в стрелковую роту. Потом была Москва, откуда новобранцев на поезде отправили в Ленинград. Около поселка Стрельна они четыре дня проходили учения, а на пятый немцы начали обстрел. Молодые солдаты оказались неспособными дать достойный отпор. Не было ни оружия, ни обмундирования, ни военного опыта.


Ночью командир вывел роту к железной дороге и разбил там лагерь. Начали раздавать оружие и обмундирование, но не все успели его получить – немцы опять начали атаку. Тут же был дан приказ: «По вагонам!» Все кинулись туда. Времени не было. Запрыгивали в товарняк на ходу. Успели не все… Многие, так и не узнав, что такое война, попали в плен.


За спиной – Ленинград


Среди тех, кто успел сесть на поезд, был мой отец. Ночью он и его сослуживцы добрались до Ленинграда, где их отправили охранять Кировский завод. Затем была отправка на передовую. Крепкого, высокого деревенского парня всегда отправляли туда, где были нужны не только физические данные, но и умение быстро ориентироваться в обстановке и принимать правильное решение.


 

Первое серьезное боевое крещение солдаты получили декабрьским утром 1941 года. Немцы начали атаку на Ленинград. Но наши бойцы оказали отчаянное сопротивление. Немцы не сдавались, началась бомбежка. В воздух взлетали дома, склады, железная дорога. Связь с городом прервалась. Была объявлена срочная эвакуация Кировского завода. По ночам через Ладожское озеро вывозили оборудование, важные документы, людей. Началась блокада Ленинграда.


Ни шагу назад


Не хватало питьевой воды, ее привозили на лошадях за 16 км.  В день давали 200 граммов хлеба и одну рыбу. Многие бойцы обессилели, их отправляли в медсанчасть, которая располагалась неподалеку, в лесу. Туда же попал и мой папа, но через 15 дней он был уже на передовой линии фронта. Бои шли страшные. Все кругом было в руинах, лежали трупы, вся земля в воронках от снарядов. В одной из них без сознания с раздробленной ногой лежал мой отец.  

Его нашел земляк Гарифзян, когда немцы отступили. Санитары перевязали отца, и он еще трое суток лежал в холодной землянке, пока шли бои. От боли перестал чувствовать ноги. Потом был госпиталь. Папа лежал там шесть месяцев, в конце 1942 года его отправили долечиваться домой.  Сначала он лечился в Альметьевске, потом в Казани. Три раза проходил медкомиссию, рвался на фронт. Отправили его туда спустя четыре месяца.  


И снова в бой


На этот раз он воевал в составе 85-го стрелкового полка. Принял участие в освобождении Эстонии, Латвии и Литвы. В одном из боев папа получил сквозное ранение кисти левой руки и ноги и потерял сознание. Когда очнулся, услышал журчание воды. Пить хотелось неимоверно. Решил ползти и оперся на раненую руку. От сильной боли закричал.  Его услышал боец, узбек по национальности, хотел помочь, но крик раненого услышали и немцы. Начался обстрел, рвались снаряды.


Папу откинуло в воронку. Лежа там, он насчитал 33 снаряда. Когда все стихло, боец-узбек привел с собой санитарку, отца перевязали и оттащили до соломенной скирды. 


 

Только ночью отца смогли вынести на носилках в медсанчасть. В палатах стоял тяжелый запах крови, раненые стонали от боли. Отцу сделали две операции, но надежды, что выживет, не было. А он выжил. Еще слабого, его перевезли в госпиталь города Иваново. В начале 1945 года из Москвы в госпиталь приехал известный профессор. Осмотрев папу, он назначил третью операцию. Она прошла удачно. А вскоре все, кто там был, узнали: победа! От радости прыгали, кричали, плакали. 1 июня папа вернулся домой к семье.


Слово воина


Папа рассказал, что на войне дал себе слово: если вернется живым, никогда и никому не откажет в помощи. Он сдержал обещание! В мирное время он был стекольщиком, плотником, шил шорный инвентарь, точил ножи, делал сани, телеги. Его коромысла славились на всю округу. Никому он не отказывал. Зимними вечерами подшивал односельчанам валенки. Папа с мамой родили еще детей. Нас было семеро. Двое умерли в младенчестве. Отец сменил много профессий. Работал продавцом, лесником, руководил садоводческим хозяйством.

Это их последняя совместная фотография с мамой. Лето 1987 года, а в январе 1988 года папа внезапно ушел из жизни. Военные годы не прошли бесследно.  Его имя не забыто! Мы, его потомки, свято храним память о нем, ухаживаем за могилкой, я храню все справки из госпиталя, испачканные его кровью. Спи спокойно, папа. Мы благодарны судьбе за то, что мы его дети.


Тагзима Милицкая

0

Нравится

0

Не нравится
У нас есть Telegram-канал. ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ! Открыть в приложении
1 436 0
  • Комментировать

НА ЗАМЕТКУ