ТАТ

+7 (917) 937-3-077

Жизнь – бумеранг

Жизнь – бумеранг

Жизнь – бумеранг
27-09-2021, 12:01
1 575
0

Марина узнала, что у нее ВИЧ… В голове миллион вопросов: что делать дальше, к кому обращаться, как теперь с этим жить?


В Нижнекамске таким, как Марина, помогает некоммерческая организация «Бумеранг». Руководит ею Александр Поздняков вместе с женой и несколькими добровольцами.

О том, как ведется работа и с какими трудностями им приходится сталкиваться, Александр рассказал «НП».


– Александр, кому пришла идея создать «Бумеранг»?


– Однажды я столкнулся с неприятным моментом. На приеме у стоматолога на вопрос о ВИЧ я ответил, что не знаю своего статуса. Он поменялся в лице, сразу надел на себя халат, фартук, несколько пар перчаток, маски. Я тогда не понял, что произошло. Через год я снова пришел к этому врачу и был сильно удивлен тем, что он отказался меня обслуживать.


Александр Поздняков с супругой
Александр Поздняков с супругой


Оказывается, в последний мой визит меня отметили как ВИЧ-положительного. Я сдал анализы и принес им справку об отсутствии заболевания. Тогда я понял, с какими трудностями сталкиваются люди с положительным ВИЧ-статусом. В 2019 году мы с женой и несколькими нашими друзьями начали готовить документы, чтобы официально оформить организацию под названием «Бумеранг».


– Почему именно «Бумеранг»?


– Всё, что бы мы ни делали, к нам возвращается: хорошие поступки возвращаются хорошим, плохие – плохим. В этом плане название «Бумеранг» подошло лучше всего. Юристы, которые делали нам документы, даже посмеялись и сказали, что это звучит как манипуляция. Будто мы придем к кому-нибудь за помощью, и то, что нам ответят – то и вернется (смеется). Я считаю, что так и есть. Я верю в закон бумеранга в жизни.


– В чем сложность работы с ВИЧ-инфицированными?


– Большинство ВИЧ-инфицированных – наркозависимые люди. Им мало кто хочет помогать, люди им не верят: они хамят, грубят, порой ведут себя неадекватно. Нам приходится сопровождать их, просить, договариваться, направлять. У нас в подопечных сейчас более ста человек. Порядка двадцати – это ВИЧ-инфицированные. Возраст – 20-40 лет. Двое из них в очень тяжелом состоянии: у одного проблемы с суставами, у второго – с позвоночником.


– В чем состоит ваша помощь?


– Мы сопровождаем тех, кто живет с этим диагнозом: привезти – увезти, договориться. Бывает, что нам отказывают в помощи, тогда мы подключаем прокуратуру, адвокатов.

Когда человек один, он теряется. Если вы вдруг столкнулись с этой бедой, просто позвоните по указанному номеру, попросите о помощи, расскажите историю – мы поможем. Консультируем родителей, дети которых начали принимать наркотики. Им тоже нужна помощь.


– А были случаи, когда помощь была напрасной?


– Девушка, наркозависимая, была в очень плачевном состоянии. Привезли ее в больницу, она там потеряла сознание, потому что не ела три дня. Мы с большим трудом добились, чтобы ее все-таки приняли. Она пролежала там десять дней – и просто ушла. Снова начала употреблять. Огорчает, когда ты стараешься для кого-то, вытаскиваешь из его же болота, а он снова туда ныряет. Потом через какое-то время снова просит помочь. И так по кругу. С такими очень тяжело.


– Как вы работаете с теми, кто только что узнал о своем диагнозе?


– У нас есть ребята, которые много лет живут с этой болезнью. У них есть семьи, рождаются здоровые дети. Они живут полноценной жизнью, которая ничем не отличается от жизни здорового человека, делятся своим опытом, в этом плане поддержка у нас очень сильная. Объясняют «новичкам», что диагноз «ВИЧ» – это не конец жизни, что с таким статусом можно дожить до старости. Главное – принимать терапию, вести здоровый образ жизни и соблюдать все правила. Да, это огромный труд, но это реально.


– Какие планы у «Бумеранга»?


– Мне нравится, как ВИЧ- инфицированные живут в Казани, – у них там своя община. Они поддерживают друг друга, общаются, у них общие интересы, даже есть своя группа в соцсетях. Хотелось бы, чтобы наши тоже сплотились.


– Спасибо вам, Александр, что согласились на интервью. Желаю вам сил, терпения и успехов в вашем нелегком деле!


Номер телефона «Бумеранга» 8 (917) 628-17-63.


Знаменитости, умершие от ВИЧ


Джиа Каранджи


Звездный час этой супермодели был очень короток. В 18 лет она приехала в Нью-Йорк и тут же получила множество предложений от модельных агентств. Популярность вскружила девушке голову. Сначала она начала употреблять кокаин, затем перешла на героин. Наркозависимость сгубила карьеру модели, и в 23 года она покинула подиум. Желая заработать на очередную дозу, занялась проституцией. В 1986 году ей был поставлен диагноз «СПИД», в 26 лет она умерла.


Фредди Меркьюри


Кумир молодежи 90-х принадлежал к сексуальному меньшинству. О страшном диагнозе он узнал в 39 лет. С этих пор популярнейшая группа Queen, солистом которой он был, прекратила публичные выступления, но продолжила записывать хиты в студии. Фредди отчаянно хотел жить и до самых последних дней не выпускал микрофон из рук. Прощальным гимном стала песня «Шоу должно продолжаться». Съемки клипа были для Меркьюри самыми тяжелыми: певец терял сознание прямо на съемочной площадке.


В 1991 году в возрасте 45 лет кумир миллионов скончался в своем доме в Лондоне в результате осложнений от СПИДа – бронхиальной пневмонии.


Рудольф Нуреев


О своем диагнозе знаменитый танцор с нетрадиционной ориентацией начал подозревать в 46 лет. Он стал сильно уставать, плохо себя чувствовал. Но продолжал давать несколько спектаклей в неделю. После сдачи анализов диагноз подтвердился. Рудольф пытался лечиться, принимал экспериментальные лекарства. Это его не спасло. Он умер в Париже в 54 года.


Айзек Азимов


Писатель-фантаст, подаривший нам повесть «Двухсотлетний человек», по которому впоследствии сняли фильм, заразился ВИЧ во время операции на сердце. О своем страшном диагнозе он узнал лишь спустя шесть лет. Скрыл его от всех, кроме своей жены. Умер в 72 года от сердечной и почечной недостаточности, которые развились на фоне ВИЧ.


А ВЫ ЗНАЛИ …


Первый пациент с диагнозом «СПИД» в СССР был зафиксирован в 1987 году.


Ему было 32 года, звали Владимир. Он работал переводчиком в Танзании, там вступал в интимные связи с местными женщинами. В 1983 году он начал себя плохо чувствовать. Недуг вынудил его вернуться на родину. Советские врачи поставили три диагноза: сначала – дизентерия, потом – брюшной тиф, болезнь Крона. Лечили, но безрезультатно. Выписали.


Прошло четыре года… Состояние мужчины сильно ухудшилось. 26 февраля 1987 года в СССР был сделан первый тест на ВИЧ. У Владимира оказался СПИД. Врачи были в шоке. Разразился скандал, ведь к этому времени мужчина успел заразить еще несколько человек. Он умер летом 1991 года.


Некоторые ученые называют первой заболевшей СПИД женщину. В 1976 году Ольга провалила экзамены в московский институт. Домой не уехала, а стала валютной проституткой. Первый раз в больницу за помощью она обратилась в 1986 году. Тогда никто не смог поставить ей диагноз. В 1988 году Ольга скончалась от пневмонии. Только после вскрытия и сдачи анализов выяснилось, что у нее был СПИД.





Добавить комментарий
Ввeдитe послeднюю букву в слове Mocквa
Редакция оставляет за собой право модерировать комментарии, исходя из соображений сохранения конструктивности обсуждения и соблюдения законодательства РФ.

На сайте не допускаются комментарии, содержащие нецензурную брань, клевету, призывы к насилию или совершению незаконных актов, разжигающие межнациональную рознь, возбуждающие ненависть или вражду, унижающие человеческое достоинство.

IP-адреса пользователей, не соблюдающих эти требования, могут быть переданы по запросу в надзорные и правоохранительные органы.